Фонвизин Денис Иванович
читайте также:
Сейчас я с ним воссоединюсь — это я так выражаюсь — в Главном комиссариате полиции на Гетештрассе, 12...
Эмиль Ажар   
«Пляска Чингиз-Хаима»
читайте также:
Потом - носки, сушившиеся на краю кадки для дождевой воды, точнее, пустой пивной бочки, и забытые там. Потом - лужа на дороге. Потом - ну что ты скажешь, собаки нигде не было видно...
Рюноскэ Акутагава   
«Из записок Ясукити»
читайте также:
Право, доходнее резать турецкие головы, чем сажать турецкие огурцы. - Я всегда в вашей воле, рыцарь!..
Бестужев-Марлинский Александр Александрович   
«Замок Нейгаузен»
        Фонвизин Денис Иванович Произведения
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок Orphus.
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.
Фонвизин Денис Иванович

Вопросы (в сокращении)





    Примечание издателей журнала
   
   Издатели "Собеседника" разделили труд рассматривать присылаемые к ним сочинения между собою понедельно, равно как и ответствовать на оные: ежели того нужда потребует. Сочинитель Былей и небылиц, рассмотрев присланные Вопросы от неизвестного, на оные сочинил Ответы, кои совокупно здесь прилагаются.
   "Собеседник любителей российского слова", под надзиранием почтенные наук покровительницы, есть и должен быть хранилищем тех произведений разума, кои приносить могут столько увеселения, сколько и действительной пользы. Издатели оного не боятся отверзать двери истине; почему и беру вольность представить им для напечатания несколько Вопросов, могущих возбудить в умных и честных людях особливое внимание. Буде оные напечатаются, то продолжение последует впредь и немедленно. Публика заключит тогда по справедливости, что если можно вопрошать прямодушно, то можно и отвечать чистосердечно. Ответы и решения наполнять будут "Собеседник" и составлять неиссыхаемый источник размышлений, извлекающих со дна истину, толь возлюбленную монархине нашей.
   
   Вопросы
   
   1. Отчего у нас спорят сильно о таких истинах, кои нигде уже не встречают ни малейшего сумнения?
   2. Отчего многих добрых людей видим в отставке?
   3. Отчего все в долгах?
   4. Если дворянством награждаются заслуги, а к заслугам отверзто поле для всякого гражданина, отчего же никогда не достигают дворянства купцы, а всегда или заводчики или откупщики?
   5. Отчего у нас тяжущиеся не печатают тяжеб своих и решений правительства? <...>
   7. Отчего главное старание большой части дворян состоит не в том, чтоб поскорей сделать детей своих людьми, а в том, чтоб поскорее сделать их не служа гвардии унтер-офицерами? <...>
   9. Отчего известные и явные бездельники принимаются везде равно с честными людьми?
   10. Отчего в век законодательный никто в сей части не помышляет отличиться?
   11. Отчего знаки почестей, долженствующие свидетельствовать истинные отечеству заслуги, не производят по большей части к носящим их ни малейшего душевного почтения?
   12. Отчего у нас не стыдно не делать ничего?
   13. Чем можно возвысить упадшие души дворянства? Каким образом выгнать из сердец нечувственность к достоинству благородного звания? Как сделать, чтоб почтенное титло дворянства было несумненным доказательством душевного благородства?
   14. Имея монархиню честного человека, что бы мешало взять всеобщим правилом, удостоиваться ее милостей одними честными делами, а не отваживаться проискивать их обманом и коварством?
   14. Отчего в прежние времена шуты, шпыни и балагуры чинов не имели; а ныньче имеют, и весьма большие? <...>
   19. Как истребить два сопротивные и оба вреднейшие предрассудки: первый, будто у нас все дурно, а в чужих краях все хорошо; второй, будто в чужих краях все дурно, а у нас все хорошо?
   20. В чем состоит наш национальный характер?
   
   Ответы
   
   На 1. У нас, как и везде, всякий спорит о том, что ему не нравится или непонятно.
   На 2. Многие добрые люди вышли из службы, вероятно, для того, что нашли выгоду быть в отставке.
   На 3. Оттого в долгах, что проживают более, нежели дохода имеют.
   На 4. Одни, быв богатее других, имеют случай оказать какую ни на есть такую заслугу, по которой получают отличие.
   На 5. Для того, что вольных типографий до 1782 года не было <...>
   На 7. Одно легче другого <...>
   На 9. Оттого, что на суде не изобличены.
   На 10. Оттого, что сие не есть дело всякого.
   На 11. Оттого, что всякой любит и почитает лишь себе подобного, а не общественные и особенные добродетели.
   На 12. Сие не ясно: стыдно делать дурно, а в обществе жить — не есть не делать ничего.
   На 13. Сравнение прежних времен с нынешними покажет несумненно, колико души ободрены либо упали, самая наружность, походка и проч. то уже оказывает.
   На 14. Для того, что везде во всякой земле и во всякое время род человеческий совершенным не родится.
   На 14. Предки наши не все грамоте умели. N. В. Сей вопрос родился от свободоязычия, которого предки наши не имели; будеже бы имели, то начли бы на нынешнего одного десять преждебывших <...>
   На 19. Временем и знанием.
   На 20. В остром и скором понятии всего, в образцовом послушании и в корени всех добродетелей, от творца человеку данных.
   
   (Собеседник любителей российского слова, 1783, ч. III; Русская проза XVIII века, т. I. М.—Л., 1950, с. 523—526)





Страницы (все) : Отдельные страницы
Перейти к титульному листу
Версия для печати




Тем временем:

... Молодой Киреевский привязался к своему вотчиму и вырос под его влиянием. Доброе согласие его с своим семейством продолжалось во время всей его жизни; ему не пришлось относиться критически к личностям своих родственников, и поэтому он не испытал того тяжелого разочарования, которое переживают почти все люди, начинающие мыслить. Вероятно, детство Киреевского оставило в его душе самое светлое воспоминание; до конца жизни он дорожил теми лицами, которые управляли его первоначальным воспитанием; его совершенно удовлетворяли их педагогические приемы, их воззрения на жизнь, их отношения к разным практическим и теоретическим вопросам; одобряя их понятия, Киреевский сам успокоивался на них и не чувствовал необходимости стремиться к чему-нибудь более разумному; спокойно и приятно проведенное детство вместе с неизгладимыми воспоминаниями оставило в его уме такой густой осадок допотопных идей, которого не могли сдвинуть с места ни житейские волнения, ни теоретические размышления. Любознательность Киреевского была очень велика - он много читал, серьезно задумывался над прочитанным, но как только вычитанные идеи начинали разрушать образы, населявшие его детство, так он отстранял их прочь, чистосердечно называя их заблуждениями и не считая даже нужным останавливаться на вопросе - точно ли это заблуждения. Киреевский любил те понятия, с которыми он свыкся в детстве; а когда человек любит какую-нибудь идею, тогда бывает очень трудно убедить его в ее несостоятельности; чтобы опрокинуть в голове его эту любимую идею, необходим сильный толчок, крутой переворот или постоянное влияние другого человека, стоящего выше его по развитию и смотрящего на вещи непредубежденными глазами. Ни того, ни другого не пришлось испытать Киреевскому.
"Мы, - пишет он к г. Кошелеву, мечтая о жизни, - возвратим права истинной религии, изящное согласим с нравственностью, возбудив любовь к правде, глупый либерализм заменим уважением законов и чистоту жизни возвысим над чистотою слога".
В начале 1830 года Киреевский, воодушевленный этими высокими стремлениями, уехал за границу; ему в это время пришлось пережить глубокое огорчение; он сделал предложение любимой женщине и получил отказ; это событие потрясло его здоровье, и медики предписали ему путешествие как лучшее средство поправиться и развлечься...

Писарев Дмитрий Иванович   
«Русский Дон-Кихот»





Фонвизин Денис Иванович:

«Лисица-Кознодей»

«Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях»

«Корион»

«Наставление дяди своему племяннику»

«Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке»


Все книги



Другие ресурсы сети:

Джулиан Барнс

Василий Андреевич Жуковский

Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2007 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: Василий Новиков. Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу copyright@rulib.net и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс /, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.
Проект осуществляется при информационной поддержке IQB Group: создание сайтов и web дизайн, продвижение сайтов и оптимизация сайта.